Читаем вместе

29 мая в Москве огласили короткий список

«Большой книги»

«Большая книга» — крупнейшая российская национальная премия, вторая по величине литературная награда в мире по размеру призового фонда после Нобелевской премии. Учреждена в 2005 году «Центром поддержки отечественной словесности».

В короткий список вошли десять писателей.

 

Михаил Гиголашвили «Тайный год»

 

Роман Михаила Гиголашвили «Тайный год» повествует об одном из самых таинственных периодов русской истории - когда царь Иван Грозный оставил престол Семиону Бекбулатовичу и затворился на год в Александровской слободе. Это не традиционный «костюмный» роман, но актуальная психодрама, с элементами фантасмагории.

 

 

 

Лев Данилкин  «Ленин. Пантократор солнечных пылинок»

 

Лев Данилкин представил биографический роман.  Книга о Ленине — жанровый микст: это и собственно жизнеописание, и травелог (каждая глава посвящена одному из главных городов в жизни Ленина), и детектив — те, кто прочтёт до конца, обнаружат, что Надежда-то Константиновна — совсем не то, что мы про неё с детства знаем.

 

 

 

 

Шамиль Идиатуллин  «Город Брежнев»

 

Ольга Шатохина в «Российской газете» о романе
Шамиля Идиатуллина  «Город Брежнев» написала следующее: «Автор мастерски совместил в одном произведении целые пласты, напоминающие о разных жанрах советской и современной литературы… Сложные, глубоко психологичные описания человеческих отношений сочетаются в романе с подробными рассказами о множестве бытовых примет тогдашней жизни».

 

 

 

Игорь Малышев  «Номах»

Тема Гражданской войны звучит в повести Игоря Малышева «Номах». С текстом этого произведения читатели могли ознакомиться уже в январе этого года («Новый мир», 2017, № 1).

 

 

Виктор Пелевин  «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами»

 

Произведение Виктора Пелевина  «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами» определённо найдёт своего читателя среди любителей мировых теории заговора и темы масонства. Как и большинство книг Виктора Пелевина, этот гибридный роман окутан ореолом таинственности.

 

 

 

 

Андрей Рубанов  «Патриот»

 

Андрей Рубанов один из самых неординарных и непредсказуемых современных прозаиков.  Главный герой романа "Патриот" Сергей Знаев - эксцентричный бизнесмен, в прошлом успешный банкир "из новых", ныне - банкрот. Его сегодняшняя реальность - долги, ссоры со старыми друзьями, воспоминания…

 

 

 

 

Алексей Сальников  «Петровы в гриппе и вокруг него»

Роман “Петровы в гриппе и вокруг него” – бесспорный успех Алексея Сальникова в поисках языка, адекватного современному сознанию. Действие происходит в современном Екатеринбурге, в центре сюжета – жизнь семьи Петровых, которая только на поверхностный взгляд кажется обычной. Роман печатался в саратовском журнале «Волга» №5-6 за 2016 год.

 

 

 

Сергей Самсонов «Соколиный рубеж»

 

Подольчанин Сергей Самсонов ещё не дошёл до важного для всякого писателя рубежа в 37 лет, а его перу уже принадлежат несколько толстых романов. «Соколиный рубеж» — самый толстый из них, в нём более 700 страниц. И самый неожиданный. Потому что героев на этом огромном полотне, в сущности, всего двое: немецкий ас и сталинский сокол, сын раскулаченных крестьян, детдомовец Григорий Зворыгин.

 

 

 

 

Алексей Слаповский «Неизвестность»

 

Книга Алексея Слаповского «Неизвестность» носит подзаголовок «роман века» — события охватывают ровно сто лет. 1917–2017. Сто лет неизвестности. Это история одного рода — в дневниках, письмах, документах, рассказах и диалогах....

 

 

 

 

 

Сергей Шаргунов  «Катаев: "Погоня за вечной весной"»

 

Сергею Шаргунову  в книге «Катаев: "Погоня за вечной весной"» блестяще удалось воссоздать непростую, отчасти таинственную, тесно сплетённую с литературным творчеством жизнь Валентина Катаева – сложного и противоречивого человека, глубоко вовлечённого в исторические события ХХ века.

 

Объявление лауреатов премии назначено на 30 ноября.

В этом году денежное содержание главного приза составляет 3 млн. рублей, второго — 1,5 млн. рублей, третьего — 1 млн. рублей.

 

Источник: http://www.colta.ru/news/14966
Подробнее: http://www.labirint.ru/reviews/goods/535914/

 

Составитель: В. Сучкова, гл. библиограф ЦБ

 

 

Писатель будущего

К 125-летию К.Г. Паустовского

 

Константин Георгиевич Паустовский (1892-1968) – русский советский писатель. Мастер лирической прозы.

Паустовский писал рассказы и повести о природе средней полосы России, очерки о других странах («Живописная Болгария», «Итальянские встречи»), удивительно лиричны его литературные портреты художников, писателей разных эпох и стран (Исаака Левитана, Ореста Кипренского, Фридриха Шиллера, Александра Грина и многих других).

Константин Георгиевич Паустовский был автором детских журналов «Мурзилка» и «Пионер». Много раз издавались в сборниках и отдельными книжками сказки К. Г. Паустовского «Тёплый хлеб», «Похождения жука-носорога», «Дремучий медведь», «Растрёпанный воробей», «Заботливый цветок», «Квакша» и другие. Писатель много ездил, результатом каждой поездки была книга. За годы своей писательской жизни он объездил весь Советский Союз, а когда признание его таланта вышло за границы родной страны, он получил возможность путешествовать за рубеж.

С 1945 по 1968 год работал над большой автобиографической эпопеей «Повесть о жизни», которая стала главным произведением его жизни.

В 1965 г. был номинирован на Нобелевскую премию, но в итоге ею был отмечен М. Шолохов.

Книги Паустовского переведены на многие языки мира.

К.Г. Паустовский сохранил в своём творчестве для будущих поколений пойменные цветущие луга, опушки леса с приточной травой, болота с «островами», реки и старицы с логовами волков на берегу, разноцветные озёра со щуками, всевозможные дожди – всё то, без чего немыслима счастливая жизнь человека. То, что изо дня в день теряет современный человек и что, к сожалению, уже никогда не увидит человек будущего.

В канун 125-летнего юбилея К.Г. Паустовского Московская областная организация Союза писателей России открыла в Кострове Истринского района Подмосковья Общественный дом творчества имени К.Г. Паустовского, ставший центром изучения творчества великого русского писателя в Подмосковье, и Рощу писателей с сосной Паустовского.

Составитель: В. Сучкова, гл библиограф ЦБ

 

Писатель Н.Г. Гарин-Михайловский

165 лет со дня рождения

(1852-1906)

 

Гарин-Михайловский (настоящее имя и фамилия Николай Георгиевич Михайловский) родился 8 февра­ля (20 февраля по новому стилю) 1852 года в Петербур­ге, в семье военного. 

В 1878 году будущий писатель окончил Институт путей сообщения в Петербурге. Проявил себя как талантливый инженер, рабо­тал на строительстве крупных железных дорог, в том числе Великого Сибирского пути.  Увлекался идеями народничества, проповедовал идеи реформаторства, работал в марксистских издани­ях.

В литературном творчестве проявил себя как реа­лист и демократ. Литературный дебют писателя состоялся в 1892 году. В рассказах 1890-х отразил процесс расслоения деревни, рисовал  образы технической интеллигенции и рабочих.

 

 

Наибольшую известность получили его произве­дения «Детство Тёмы» (1892), «Гимназисты» (1893), «Студенты» (1895), «Инженеры» (опубликовано в 1907). В них писатель раскрывал судьбы молодых представителей интеллигенции нового времени.

Писатель много путешествовал, свои впечатления оформил во многих произведениях, например, в путевых очерках «По Корее, Маньчжурии и Ляодунскому полуострову» (1899). В 1898, находясь в Корее, составил сборник «Корейские сказки».

 

В начале 1900-х сотрудничал в издательстве М. Горького «Знание».

Гарин-Михайловский скоропостижно скончался в Петербурге во время заседания в редакции легального большевистского журнала «Вестник жизни» от паралича сердца 27 ноября (10 декабря) 1906 года. 

Похоронен на Литераторских мостках Волкова кладбища.

 

 

 

Летописец бурной эпохи

Викентий Вересаев (1867-1945)

 

16 января исполняется 150 лет со дня рождения писателя В. Вересаева. Викентий Викентьевич Смидович (Вересаев – это псевдоним писателя) родился в семье тульского врача. Его отец воспитывал детей на лучших произведениях родной литературы, стремился привить детям уважение к любому труду.

Юный Вересаев связывает с литературой  все свои планы на будущее. Много пишет и много читает.

Окончив классическую гимназию, поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета (закончил в 1888 году). В 1894 году Вересаев окончил медицинский факультет Дерптского университета и приступил в Туле к медицинской деятельности.  Печататься начал в 1885 году, от стихов быстро перешёл к прозе.

Писатель Вересаев сложился на грани двух эпох: он начал писать, когда потерпели крушение и утратили свою обаятельную силу идеалы народничества, а в жизнь стало упорно внедряться марксистское мировоззрение, когда дворянско-крестьянской культуре была противопоставлена буржуазно-городская культура, когда город был противопоставлен деревне, а рабочие — крестьянству.

В начале века общество потрясли его «Записки врача» (1901), в которых писатель изобразил ужасающую картину состояния врачебного дела в России. В качестве военного врача Вересаев участвовал в русско-японской войне 1904–1905, события которой в присущей ему реалистической манере изобразил в рассказах и очерках. События революции 1905–1907 убедили Вересаева в том, что насилие и прогресс несовместимы. Писатель разочаровался в идеях революционного переустройства мира.

  

Его документальные исследования «Пушкин в жизни» (1926), «Гоголь в жизни» (1933) и «Спутники Пушкина» (1937) открыли в русской литературе новый жанр – хронику характеристик и мнений.

Талант В. Вересаева был на редкость многогранен. Он писал романы, повести, рассказы, очерки, стихи, пьесы, литературно-философские трактаты, выступал как литературовед, литературный критик, публицист, переводчик. Весь жизненный  и литературный путь В. Вересаева – это поиски ответа на вопрос, как сделать реальностью общество людей-братьев. Борьбе за этот идеал писатель отдавал весь свой труд, свой талант и всего себя.

А лучше познакомиться с личностью писателя и его творчеством можно через его книги, которые находятся в нашем фонде. Это собрание сочинений в 4-х томах, куда вошли его многочисленные повести и рассказы: «На высоте», «К жизни», «Из архива печати», «Записки врача», «Воспоминания», «Невыдуманные рассказы», «Пушкин в жизни» и другие.

Достоевскому, Толстому и Ницше посвящена отдельная книга – «Живая жизнь». Вересаев считал её самым дорогим произведением в своём творчестве. В чаду реакции, охватившей русское общество, Вересаев решительно выступал против пессимизма, ницшеанства и декадентства, против культа звериного инстинкта в человеке, воспевая веру в светлые начала жизни.

Как-то Вересаева спросили: «Если бы никогда не появилось в печати ничего, что вы написали, было бы что-нибудь в нашей жизни хоть немножко иначе, чем теперь?» И он ответил: "Вот перед вами упала капля дождя. И вы спрашиваете: изменилось ли бы что в урожае, если бы этой капли совсем не было? Ничего бы не изменилось. Но весь дождь состоит из таких капель. Если бы их не было, урожай бы погиб" (Ю.Фохт-Бабушкин, вступительная статья к 4-томнику В.Вересаева).

На долгом и трудном писательском пути он не раз жестоко ошибался, но никогда не лгал, не заключал сделок с совестью, а честно искал правду.

Многолетняя и плодотворная деятельность В. Вересаева в литературе была отмечена в 1939 году орденом Трудового Красного Знамени, а в 1943-м – присуждением государственной премии.

 

Составитель: В. Сучкова, гл. библиограф ЦБ

 

О книгах и чтении.

 Почитать каждое мгновение счастьем

Артём  Зубов беседовал с писателем Владиславом Бахревским

Владислав Бахревский считает, что значение литературы, особенно детской, сегодня равнозначно православию эпохи патриарха Тихона

Об этом пишет «Литературная газета»  №32-33 за 2016 год

В.А. Бахревский родился в 1936 году. Окончил Орехово-Зуевский педагогический институт (ОЗПИ). Руководил созданным им литературным кружком, а впоследствии возглавлял Орехово-Зуевское литературное объединение. Автор более 100 книг, повестей и романов о военном и послевоенном детстве, исторических романов, рассказов, сказок, миниатюр, стихотворений, переводов, биографических книг из серии «ЖЗЛ» («Виктор Васнецов», «Савва Мамонтов»). Многие из произведений переведены на иностранные языки и изданы за рубежом. 

 

- Владислав Анатольевич, вы автор и стихотворений, и книг для детей, и исторической прозы. Как вам удаётся совмещать работу над столь разными жанрами?

- Эпопея - произведение, и скороговорка - произведение. На эпопею уходят годы, на скороговорку - жизнь. И всё это - слово. Глупейшее занятие - изводить тысячи тонн руды единого слова ради. Если твоё слово - любовь, оно придёт как чудо. Всего-то и надо: любить и верить. В чудо.

- Как вы оцениваете место литературы для детей в современном мире? Сохраняет ли она до сих пор свою значимость в процессе воспитания детей или её заменяют другие формы и жанры?

- Вы же видите, что происходит с нашими детьми. Произведена искусственная подмена мира слова на мир вытаращенных глаз. Наши дети пялятся в компьютер, в телевизор, а глядеть - потреблять. Чтение, говорение - работа ума, сердца, совести, веры, любви. Созидание самого себя. А главное - взращивание воображения. Стало быть, человека, носящего на себе образ Творца. Творить - быть с Богом, быть в постоянном созидательном движении.

Все эти телевизионные «точь-в-точь», ремейки американских сериалов, насильно насаждаемое а-ля Америка образование - ОБЕЗЬЯНА. Всё перевирающая, но не творящая. ЕГЭ - истребление в молодых поколениях именно творческого начала, Бога. Так что значение литературы, особенно детской, сегодня равнозначно православию эпохи патриарха Тихона. Служить детской литературе - служить России, Богу. И отрицать обезьяну.

- Кого вы могли бы назвать своим учителем? На чью прозу вы ориентируетесь?

- Указчик для меня - время и моя супротивность времени. Это - русское. Оно в нас. Мои учителя - тётя Поля, давшая мне Бога, раскулаченная дочь мельника, умершего в 1915 году, лесники отца, корова Пестравка, я пас её в лесу, ожидая на свою голову бандитов, и все чудеса белого света, какие мне успели показаться. В юности быстро понял: Паустовский - литературщина. Услышать под снегом мышь научил Пришвин. Ёмкости сказанного - Борхерт, в переводах моего друга Юрия Качаева. Разве могут сравниться школа, институт, Союз писателей - с детством? Отец читал мне книги с года. С младенчества со мною томик Пушкина, с пяти лет - «Вечера на хуторе близ Диканьки» Гоголя и книга русских сказок. В младших классах - «Мастер Мартин-бочар и его подмастерья», «Карлик-нос», жития преподобных отцов киево-печерских, с пятого класса - «Тимур и его команда», но «Евгений Онегин» - с четвёртого.

- Литературная сказка многое берёт у сказки фольклорной, но кажется, что для вас эта связь по-особенному важна. Это форма литературной преемственности или тут скрываются какие-то иные, может быть, личные факторы?

- Внутреннюю рецензию на «Златоборье» давал фольклорист МГУ Аникин. Объявил редакторам: «Здесь невозможно понять, где фольклор, где Бахревский». Не знаю, похвала ли это или укор.

По мне, хоть в чёрную дыру ныряй, но помни траву-мураву, тепло мамы, и да не угаснет в дебрях пространства улыбка Лены, разделившей с тобою жизнь. Зачем блюсти какие-то традиции и правила? Сокровище неведомое - в буднях, в людях, в слове, в самой сути нашей. Может, это и дар - почитать каждое мгновение счастьем.

- Согласно рейтингам продаж, наиболее востребованными среди детских писателей в России остаются авторы XIX - середины XX века (Пушкин, Аксаков, Барто, Носов). Есть ли сейчас в России сильные молодые таланты, пишущие для детей?

- Надо покончить с делением литературы на «молодую» и классику. Книга должна работать. Чудовищно, когда молодых не печатают потому, что «тебя раскручивать надо». Допуская такое, государство становится антигосударством.

Скажите: какие у меня могут быть рейтинги, если мои книги, которые должны быть у каждого школьника и в каждой семье, разделяют участь практически запрещённой литературы? Только что переиздали книгу «Дядюшка Шорох и Шуршавы» с рисунками Г. Валька. Первую мою книгу «Детгиз» напечатал в 1960-м. Последнюю - «Ждите нас волшебниками» - в 1991 году. Выходит, 25 лет моё родное издательство обходилось без меня. Первая книга «Златоборья», изумительно нарисованная Юрием Ивановым, была готова к печати в 1989 году. Свет увидела в 2008-м, но тираж чуть было не сожгли. Какого-то закона не хватало. Книгу раздали библиотекам Московской области только в 2012-м. В 2015 году наконец-то вышли все четыре книги - два тома, тираж - две тысячи экземпляров. А ведь публикация в «Пионерской правде» первой книги всколыхнула моих читателей. 13 миллионов человек требовали продолжения. Думаю, с Барто мог бы посостязаться в рейтингах. Скороговорку «Говорит попугай попугаю...» знает вся страна, не ведая автора. Газета «Унита» напечатала рассказ о спасении Самарканда от наводнения как передовицу. Рассказ был в «Родной речи». Министр Ненашев о моей «Смуте» говорил: «Книга должна быть в каждом доме». Такое же говорили о «Савве Мамонтове», о «Златоборье», о «Святейшем патриархе Тихоне». Но для государства я - писатель третьего сорта. Сам когда-то написал: «Нас не водят за ручку к награде». Как брякнешь, так и будет. А молодое, долгожданное - в братских могилах поэзии, толщиной с телефонные книги, при тираже 300 штук. Свои сборники - 100 штук. В интернете пишущих - полмиллиона.

Знаю, в Калининграде живёт блистательная поэтесса, сказочница Валентина Соловьёва, в Липецке - сказочница Алёна Кашура, в Оренбурге - поэт и критик Михаил Кильдяшов, детский писатель Владимир Одноралов, поэтесса Наталья Кожевникова. Господи, кто в стране знает сегодня народного писателя Мордовии Александра Доронина, Арсена Титова из Екатеринбурга, автора эпопеи о германской войне?! Велика ли известность Светланы Сырневой из Кирова, хотя она давным-давно объявлена значительной поэтессой? Одно скажу: государству, отмахнувшемуся от литературы как от мухи, великим не быть. Литература - душа и сердце народа. И совесть.

Тоталитаризм СССР и демократия России ничем не разнятся. Большинство руководителей не только союзов писателей, но и областных отделений издали собрания сочинений или по крайней мере тома. В СССР отвергали антисоветчину, озлобленность, а с правдой всегда было трудно. Сегодня запрет рынка ложится на истинно художественные произведения. Уничтожен институт национально значимых писателей. Все местечковые.

В СССР наши книги сами стояли за себя. Моя первая - «Мальчик с Весёлого» - издана тиражом 115 тысяч экземпляров. Тираж публикаций в «Пионерской правде» и «Мурзилке» превышает полтора миллиарда.

- Как вам кажется, отражают ли сегодняшние крупные литературные премии в России реальную ситуацию в современной литературе?

- Когда-то демократы-добролюбовы заторкали неугодного им Лескова. Не получали премий Булгаков и Платонов, но если вникнуть в проблему, откроется: нам неизвестны среди писателей 20-30-х годов замечательно талантливые. Может, и лучшие. Есть ли возможность восстановить справедливость, говоря о советских писателях, и тем более о писателях нашего времени? Скорее всего, великое и прекрасное ушло в такие толщи, что не достать.

Нынешние союзы - кормушки несменяемых начальников. Подсчитайте, сколько премий у возглавляющих союзы, литфонды, издательства - со счёта собьётесь. Гонорары грошовые, а премий - как гороха. Я - тебе, ты - мне. Большие премии тоже идут по своим. Среди своих есть и талантливые. Но мы не обретём достойных всеобщего внимания писателей, покуда СП приватизированы, покуда государство не откажется от позорного института грантов в книгопечатании. Грант должен быть у народа. Надо вернуть народу право на книгу. Книга, изданная в Москве, должна доходить до Камчатки, Нарьян-Мара, Евпатории, до русского читателя, растёкшегося по планете. Грант на журнал «Мурр» в Калининграде - галочка. Государство якобы заботится о детях, но 500 штук для биб­лиотек - это не для ребят. Их ведь сотни тысяч. Планы наших мудрецов известны - быть угодными за океаном. На Аляске детские писатели дарили мне свои книги. Строка на страницу. А «Мурзилка» уже не нравится нашим детям, не выписывают: текста много.

Вернёмся к премиям. Здесь свои заморочки. «Букеры» - премия для одной касты, «Шолоховская» - для другой. Не премии - они всегда и везде неправедные - определяют реальность современной литературы. Позор футбола приоткрыл завесу над позором России. Футболист, забивающий за сезон пяток голов, получает 200 миллионов рублей в год. Оренбуржцу Геннадию Фёдоровичу Хомутову за воспитание новых поколений писателей платили 10 тысяч в месяц. За 50 лет с 1964 года Хомутов вырастил целую когорту выдающихся мастеров слова, но главное - создал в огромной Оренбургской области творческую среду любящих и знающих русское слово, грибницу талантов. В 1660 раз больше нынешняя Россия ценит посредственного футболиста Кокорина, нежели труд писателя Хомутова. Мои книги, изданные в 1960-х годах, издают и в 2016-м. Мне за книгу платят в 10 000 раз меньше, чем Кокорину.

Вот и всё о культуре и о духовности России 2016 года. Видно, из нас, служащих слова, готовят святых. Бог напитал, никто не видал.

Беседу вёл Артём ЗУБОВ

 

О книгах и чтении. Что читает наша молодёжь

Любовь Борусяк

 

«Старое versus новое: старшеклассники о литературе»

 

Эта статья опубликована в журнале «Знание-сила» №8 за 2016 год.

Об авторе

Любовь Фридриховна Борусяк – социолог, известный специалист в области интегрированных коммуникаций, рекламы и связей с общественностью, образования, семьи, социокультурных процессов, литературы и чтения, кандидат экономических наук, доцент Департамента интегрированных коммуникаций НИУ-ВШЭ.

Что, почему и для чего на самом деле читает сегодня молодёжь страны, некогда называвшей себя «самой читающей в мире»? Как она воспринимает русскую классику и что влияет на эти представления? Об этом мы узнаем из статьи социолога.

В конце статьи автор делает заключение о том, что современная отечественная литература оказалась в маргинальном положении. «Её не знают, ею не интересуются, она не нужна большинству молодых людей и, скорее всего, не только молодых.

Во многом это связано с тем, что судят её, сравнивая с классикой, которую школа представляет как непостижимый идеал. И пусть ту же классику далеко не все читают, но её сверхценность заведомо означает, что ничто не может достичь этого уровня. Кроме того, нет желания читать о проблемах современного общества, скорее, есть желание от этих проблем уйти, их не видеть, не замечать».

Разговор об исследованиях чтения и литературы будет продолжен в Главной теме номера №9 журнала «Знание-сила».

 

О книгах и чтении. Планида Калошина

 

ПРОЧТИТЕ ЭТИ КНИГИ

Анатолий Цирульников

Неопознанная педагогика

В двух предыдущих номерах журнала «Знание-сила» были опубликованы фрагменты проекта «Неопознанная педагогика», который осуществил вместе со своими коллегами наш давний автор, академик Российской Академии образования Анатолий Цирульников. Теперь читателю представляется еще два фрагмента из его книг о педагогических путешествиях по России: «Алтай. Самые прекрасные кадры – смертельно опасны» и «Башкирия. Лес полон ангелов».

 

Планида Калошина

 

Рассказ о летчике и двадцати пяти тысячах его книг

Собирать книги он начал еще летчиком в Аэрофлоте – летал всюду, денег было много, покупал. Друзья пользовались. И вечно на обрывках оставляли расписки. Вдруг пришла в голову мысль непонятно откуда: надо оформить, чтобы была библиотека. Раз пришла мысль, два... А если, говорит он мне, мысль приходит к вам не однажды, к ней надо прислушаться... В рериховских местах. В Уймонской долине. Да, он тогда еще летал. Был туман, Новосибирск закрыли. Сели в Барнауле. И он решился: пошел в отдел кадров и спросил: вам не нужен в какой-нибудь маленький аэропорт в горах сторож? На него посмотрели с недоумением – красивый мужчина, штурман, двадцать лет стажа – и говорят: сторожей хватает, а вот нужен диспетчер в Усть-Коксу.
Он уволился из Аэрофлота, ушел на пенсию и три года, пока аэропортик в Коксе не закрыли, работал диспетчером. Построил дом, зарегистрировал: «Народная библиотека Уймонской долины им. Е.И.Рерих».
После этого, говорит, ему сразу стало легче. Как после реинкарнации.

Тысячный читатель

Мы переходим из одного мира в другой, почти такой же, и тут же забываем, откуда мы пришли; нам все равно, куда нас ведут, нам важно только то, что происходит сию минуту. Ты представляешь, сколько жизней мы должны прожить, прежде чем у нас появится смутная догадка, что жизнь не исчерпывается едой, борьбой и властью в стае...

Ричард Бах.
Чайка по имени Джонатан Ливингстон

Дом с застекленной террасой – на окраине села, рядом лес и горы. Я был осенью, в золотую пору, прихватил немного дождя, а как тут зимой – могу лишь себе представить: по заметеленным дорожкам, тропинкам идут читатели. В доме топится печка, тепло. Интерьер не деревенский: картины, скульптуры. Во всех комнатах книги. Сам библиотекарь спит на крылечке, у него там закуток два на четыре.
Став юридическим лицом, Леонид Калошин съездил в Москву, добрался до директора «Ленинки» и представился: я такой-то, из алтайских лесов, не поможете? Его завели в катакомбы с бесконечными стеллажами, сказали: бери, сколько унесешь. И он сидел днями и ночами, руки все черные, и выбирал: дореволюционные фолианты, «Войну и мир» издательства Сытина, Брокгауза и Ефрона...
Второй была сельскохозяйственная библиотека, куда Калошин набегал даже дважды, и теперь местный агроном набирает у него целую коробку книг: животноводство, семеноводство, почвоведение...
Собрал двадцать пять тысяч томов.
В народной библиотеке Уймонской долины, когда я туда пришел, дети за столом играли у горшка с цветами. «Этот тюльпан, – говорил им Калошин, – можете домой взять и посадить». «А как за ним ухаживать?» «Я тоже не знаю, – признавался Калошин, – вот весной посажу и посмотрю».
Заявлялись из ближних деревень и из дальних – везде у Калошина обнаруживались читатели. Однажды пришел тысячный, им оказалась учительница, и Калошин подарил ей “Антологию гуманной педагогики” Амонашвили...
В основном в библиотеку записываются дети, но берут книги и для родителей. А некоторые сами приходят – с такими испитыми физиономиями, Калошин сначала давал книги с опаской, но они аккуратно возвращают. Приезжают на конях, телегах, берут книг помногу… И учителя тоже много заказывают, коробками книги уносят, и вот таким образом, замечает Калошин, педагогический процесс улучшается.
Число читателей сильно выросло, когда он завез учебники. Из московского Северо-Западного округа привез в Коксу два пятитонных контейнера – одиннадцать с половиной тысяч учебников. Из библиотеки Ушинского – тысячи списанных книг. Учителя говорят, что у Калошина теперь лучшая педагогическая библиотека в Горном Алтае.
То, что больше пяти экземпляров, Калошин другим библиотекам раздает. Будь у него автобус, мог бы все деревни объезжать и выдавать книги. А пока к нему приезжают библиотекари и набирают две кипы – одну для взрослых, другую для детей.

«Ты из Башталы?» – «Ага. У вас есть физика для седьмого класса?» – «Только что последнюю отдал. Где ты была раньше?» – «А биология?» – «Биология есть. Тебе серую?» – «Нет, желтую». – «Желтую разобрали. Поздно ты, подружка, прибежала».
В первых числах сентября тут у него не продохнуть. Родители бедные, многие не получают зарплаты, не могут ребенку купить учебник. И вот Калошин ездит и достает на весь район. А сам сидит, зима на носу, а у него дров нет.

Куплю все

Смысл жизни в том, чтобы достигнуть совершенства и рассказать об этом другим... Мы выбираем следующий мир в согласии с тем, чему мы научились в этом. Если мы не научились ничему, следующий мир окажется таким же, как этот, и нам придется снова преодолевать те же преграды с теми же свинцовыми гирями на лапах.

Ричард Бах.
Чайка по имени Джонатан Ливингстон

Отношения между Калошиным и детьми похожи на те, которые описал другой летчик, сделавший вынужденную посадку в пустыне Сахара. Он, как вы знаете, встретил там мальчика, угадавшего, что на рисунке не шляпа, а проглоченный удавом слон.
Дверь библиотеки открывается, мальчик спрашивает: «Рисунки принимаете?»
Когда у Калошина идет конкурс рисунков, здесь все картинами облеплено. Рисуют на обоях, на склеенных листах заявок на гранты, на обороте стенного календаря. «Задумчивый житель саванны», «Кот-аристократ» или вот произведение – называется «Чтобы мир был полон людей. Никто ни на кого не обижался». Подписано: К.Н., то есть Казанцева Надя из шестого класса. «Она, – говорит Калошин, – уже как маститый художник подписывается – К.Н. А еще есть М.О.».
Раз две девчушки копировали профиль, и у одной Пушкин очень хорошо получился, а у другой не похоже. Калошин хотел сказать, смотрит, а она подписывает: «Брат Пушкина». Единственный, наверное, в мире такой рисунок.
Без призов никто не остается.
Дети – замечательные художники. И вообще замечательные, если с ними заниматься. Один его знакомый ездит за семь километров на велосипеде в другую деревню, там с детьми рисованием занимается, и эти дети все первые премии у Калошина получают.
В очередной свой набег на Москву зашел народный библиотекарь в Академию художеств – попросить книг. Вдруг видит, навстречу идет сам Церетели со свитой. Калошин к нему, как ко всем: не поможете? Церетели говорит: ну, иди к кабинету. Бросил царственный взгляд на детские рисунки, взял координаты, сказал, вот будет фонд... Но так и не помог. Ну, может, забыл, много нас таких, сказал Калошин и усмехнулся. Отвлекусь, говорит, от темы.
В подземном переходе, знаете, стоят люди, держат в руках объявления: «куплю золото», «куплю меха». А один хлыст у Киевского вокзала стоит с объявлением: «куплю все». Я, говорит Калошин, шел и очень долго смеялся...
Как-то он приехал к Амонашвили на семинар, но опоздал, смотрел в зал через занавески. Полный зал молодых людей, и настолько, говорит, было приятно на них смотреть. Обычно – маска на лице учителя, а тут полный зал молодых светлых лиц. Радостно видеть, что не заглохло, несмотря ни на что... Я, говорит Калошин, был летчиком, теперь библиотекарь, в педагогике ничего не понимаю – и то у меня столько задумок. Будь я министром или царем, все бы провел через детей, начиная с садика. Что творится в стране – тысячи беспризорных. А умницы? Их тормозит общий уровень, а у умника информация идет из космоса. Ученым бы все это обдумать, говорит Калошин свои наивные вещи. С чего начинается страна? С учителя, библиотекаря – эти сословия надо поднимать.

Читатели подрастают, и среди них встречаются такие смышленые. Один говорит: я эту библиотеку всю перечитал и вашу перечитаю. Дядя Леня, у вас лучшая библиотека... Такой парнишка никогда не свихнется. Книгу когда выбирает – такой у него взгляд серьезный. Я, говорит Калошин, таким в детстве не был. А этот мальчик будет необычный. Их пятеро ребят ходит и бабушка. И какие-то все дети хорошие. Бывают такие семьи. Как подарок.
Самый драгоценный подарок достался Калошину вот какой: ходила к нему читательница-четвероклассница, красивая – сказка. Однажды пришла, топчется у стеллажей то там, то тут, не может выбрать. Ну он подобрал ей хорошую книгу. Девчушка ушла, задумавшись. А я, говорит Калошин, провожал ее взглядом. Вот отсюда, где вы сидите, смотрю, она вышла из калитки, раскрыла книгу и поцеловала. Представляете? И пошла по заснеженной тропинке, читая. Вы, может быть, говорит Калошин, понимаете мое состояние... А ее отец против того, чтобы она сюда ходила. Библиотека Уймонской долины, Рериха, а к рериховцам отношение разное. Слухи распространяют, залепухи, чем нелепее, тем, думают, больше поверят.
Раз приехала проверять одна из администрации, в черном кожаном плаще, пенсне – вылитый Берия. Ходила-ходила, изучала. Ну и что тут особенного, говорит, библиотека как библиотека. И тут же сама записалась и взяла книгу «Предсказания Нострадамуса». В другой раз к Калошину нагрянули пожарники и закрыли библиотеку из-за того, что нет схемы эвакуации из помещения. А какая схема, если у него одна дверь?
Ну ничего, потом снова открыли, и в библиотеку еще четыреста человек записались. Так вот насчет благодарности: та девчушка, что книжку поцеловала (ее отец бьет за то, что здесь бывает), ходит теперь редко, украдкой. Еще красивее стала. Эта девчушка, говорит Калошин, – такая для меня награда. А у нее подружки, одна печенье ему принесет, другая – соленый огурец: «Дядя Леня, покушайте...»

Вид Сатурна из Уймонской долины

Он говорил об очень простых вещах: о том, что чайка имеет право летать, что она свободна по самой своей природе и ничто не должно стеснять ее свободу – никакие обычаи, предрассудки и запреты. Существует только один истинный закон – тот, который помогает стать свободным, – сказал Джонатан. – Другого нет.

Ричард Бах.
Чайка по имени Джонатан Ливингстон

Пропасть, словом, ему не дадут. Автономная электростанция на два киловатта – от Джорджа Сороса. Грузовик подарил один филантроп из Новосибирска. Этот вот стол, полки, лавки тоже все люди сделали. Картошку помогли выкопать и в подвал опустить. Калошин же здесь, как все, на натуральном хозяйстве.
Так что библиотека во всех смыслах народная. Кто чем мог, тот и помог. И вы, может быть, поможете, говорит мне Калошин, и ваши знакомые. Все, что залежалось, старые книги, учебники, тетради. Что в городе не нужно, там другие программы. А тут все пойдет. Все равно это какими-то учителями было придумано, лучше, чем ничего. Попробуйте использовать свои знакомства с издательствами, а я, говорит Калошин, раз в год езжу в Москву, приеду с контейнером. Детишки уже ждут, вы ведь слышали?
Он здесь один, а на нем и библиотека, и огород, и дом надо достраивать. Самому читать книги некогда. Ложится в час, встает в полседьмого. А помощников нет. Временные попутчики. Приезжают перебиться, перезимовать, говорит он, а чтобы всего себя отдать библиотеке – такого нет. Но он ждет, может быть, Бог пошлет.
Я спросил: “Вы живете тут восемь лет. Что происходит с деревней?” “Как везде, – сказал Калошин, – с одной стороны, наверное, вымирает. Даже удивительно, что где-то что-то посеяли, жнут”. «А с другой стороны?» «А с другой стороны, – говорит он и смотрит на меня большими спокойными, ясными глазами, – очень много детей».
Как это, не понимаю я, много детей. Откуда? Все же говорят, что детей как раз мало. «Нет, – повторяет Калошин, – много детей в Усть-Коксе, одна ребятня».
Пока мы стонали, охали, они народились?

Каждый человек появляется на свет под своей планетой. На нее можно посмотреть в телескоп – Калошин купил его, когда еще летал, за триста рублей, и теперь ребятишки смотрят.
Бывает страшная толкотня, приходят смотреть сюда спутники Юпитера и Сатурна целыми улицами. Даже маленькие дети, иного на руках держать приходится, чтобы в окуляр взглянул. Первый возглас, когда видят, – это на всю жизнь. Вид Сатурна. Или Луна на весь экран, со всеми кратерами и тропинками.
Я спросил Калошина: “А вы когда летчиком были, предполагали, что будет эта библиотека?” Он засмеялся: «Даже в кошмарном сне не могло присниться». «А не хотите опять летать?» Он сказал: «Есть выражение такое смешное, я взял его от последней жены – так хочется, аж морда болит... Страшно охота летать».
Судьба, планида Леонида Калошина чем-то напомнила мне Ричарда Баха – летчика-писателя, тосковавшего по “этажерке” времен Первой мировой, – с открытой кабиной, где шумит ветер и ты отделен от земли одним-единственным ремнем безопасности… Я давно хотел прочесть «Чайку по имени Джонатан Ливингстон», в библиотеке Калошина нашлась. «Почитайте. Все определяется сердцем. Чайка – это вы...»
Глаза у него немного ироничные, но больше в них грусти и света. Елену Ивановну Рерих, чьим именем названа библиотека, считает величайшей женщиной, в одном ряду с Богородицей. В рериховское учение, в душу к Калошину я лезть не стал.
Это может случиться с человеком и в одной-единственной его жизни – перевоплощение. Не только внешнее: место жительства, семейное положение, профессия. Но и внутреннее: был таким, а прошел через муку, страдание, покаяние – и стал другим. Вдруг понял, зачем люди появляются на свет. Ради чего все это мироздание. В чем смысл всего.
“Пойдемте на улицу, – сказал Калошин, – покажу, как луна всходит”.
Луна была необыкновенная, красная – в селе жгли ботву. Возвращаться мне надо было на ночлег на турбазу через реку по подвесному мосту, а там в темноте по лесу. Калошин предложил подбросить меня на своем грузовике в объезд. Только, сказал, там переправа, шлагбаум, надо заплатить десять рублей, а у него денег нет.
Мы остановились у переезда, я сунул в окошко десятку, прыгнул в машину и спросил Калошина: “Надо же еще на обратный путь?” «Платят только в одну сторону», – сказал он.
Когда доехали до моего ночлега, луна стояла уже белая.

Анатолий ЦИРУЛЬНИКОВ
Фото автора

 

О книгах и чтении. Самые читаемые авторы

В «Российской газете» за 25 августа 2016 года Книжная палата представила рейтинг самых читаемых авторов.

Об этом рассказала Наталья Соколова в статье

«ДОНЦОВА, ЧУКОВСКИЙ И ДРУГИЕ»

Российская книжная палата представила рейтинг самых популярных авторов. Чуть ранее Роспечать опубликовала ежегодный доклад о состоянии книжного рынка в России, в котором также есть сведения о том, кого читают больше всего. И в том и другом списках лидируют представители массовой литературы.

Массовая литература
Самым издаваемым автором художественной литературы в России уже много лет считается Дарья Донцова. Общий тираж ее книг, выпущенных в 2015 году, составил 1968 тыс. экз. Массовый автор - массовые тиражи. Такие тиражи книг Донцовой связаны с тем, что издательство за год издает сразу несколько романов писательницы. В первом полугодии 2016 года лидер снова Дарья Донцова. За шесть месяцев этого года изданы 74 ее книги, у Татьяны Устиновой - 41 книга, у Татьяны Поляковой - 40.

Среди детских авторов лидирует Корней Чуковский - издательства за первые месяцы этого года переиздали 76 книг этого автора, на втором месте расположилась Агния Барто (издано 47 книг) и великий датский сказочник Ганс Кристиан Андерсен (издано 24 книги). В прошлом году Чуковский также лидировал - в 2015 году было издано 2410,5 тыс. экземпляров его книг. Хотя в 2008-м и последующие годы лидером был современный детский поэт Владимир Степанов, который в 2015 году переместился на третье место.

Список бестселлеров 2015 года из доклада Роспечати выглядит несколько по-другому, хотя там тоже лидирует "легкая литература". На первом месте оказался Борис Акунин с детективной трилогией "Планета вода". Следующие места заняли: Татьяна Устинова "Чудны дела твои, Господи!", Александра Маринина "Казнь без злого умысла", Дмитрий Глуховский "Метро 2035" и другие. В детской литературе на первом месте самых покупаемых книг оказался "Букварь" Надежды Жуковой, второе место занял "Гарри Поттер и Философский камень" Джоан Роулинг, в десятку также попал Рэй Бредбери с "Вином из одуванчиков".

Цена не отталкивает
За последние два года цена книги выросла на 40%. По данным журнала "Книжная индустрия", в прошлом году в московских книжных тратили в среднем 812 рублей, а жители других городов еще меньше - 419 рублей. Но это не отталкивает читателей. Как говорят эксперты, интерес к книге растет, причем не обязательно к детективам. Самое главное, что интерес вырос к книгам нон-фикшн - "умной" литературе первого сорта.
"Интерес к чтению в последнее время повышается, причем не к попсе, а к серьезной литературе, - считает один из соучредителей книжного магазина "Фаланстер" Борис Куприянов. - Кризис рынок не разрушил, а помог ему. Книги - это то немногое, что может скрасить нашу повседневную жизнь относительно недорого. Сейчас читают больше, чем три года назад. Люди вернулись в библиотеки, чего никогда не было. Они берут книги из домашних библиотек, у друзей".

Время на самообразование
О том, что читать стали больше, говорят и другие цифры доклада Роспечати. В 2015 году увеличилось количество выпущенных книг: в 2014-м вышло 14 874 наименования художественной литературы, а в 2015-м уже 16 303. В сегменте детской литературы также очевиден прирост: если 10 599 наименований в 2014 году, 10 825 - в 2015-м.
"Вопреки экономической ситуации по итогам 2015 года книжный рынок России продемонстрировал положительную динамику на уровне 2,14% в денежном отношении, - рассказал "РГ" президент издательской группы "Эксмо-АСТ" Олег Новиков. - Издательская группа "Эксмо-АСТ" по итогам 2015 года показала рост по всем направлениям. То есть мы можем говорить о среднем росте в 12-13% по сравнению с показателями 2014 года".
"Эксмо-АСТ" - крупнейший монополист на книжном рынке. Но неплохо шли дела и у издательств поменьше. "Мы прирастаем в среднем на 20% каждый год, - говорит генеральный директор издательства "Манн, Иванов и Фербер" Артем Степанов. - Мы работаем в четких тематических нишах - делаем книги по бизнесу, личностному развитию, детские. Они нацелены на развитие личности, поэтому в большей степени образовательные, чем развлекательные. А в сложных экономических условиях люди склонны тратить меньше денег на что-то необязательное, в том числе развлечения. На обязательное они либо увеличивают расходы, либо оставляют их на прежнем уровне. Обязательные траты в данном случае - дети, их образование, самообразование. Поэтому наши книги все равно покупают. К примеру, кто-то теряет работу, у него освобождается свободное время, которое он тратит на чтение для самообразования, чтобы в будущем претендовать на рабочее место с более высокой зарплатой".

 

 

О пользе чтения. 10 причин регулярно читать

  
Ученые давно выяснили, как сохранить ясность ума на протяжении всей жизни: нужно постоянно развивать свой мозг. Один из лучших способов делать это — регулярно и вдумчиво читать. Сегодня люди слишком заняты и все реже находят время для чтения. Ведь намного проще отдыхать, взяв в руки пульт от телевизора или открыв ноутбук, погрузившись в виртуальную реальность компьютерных игр. Однако у людей читающих выше шанс построить успешную карьеру, лучшие отношения в семье, они выглядят моложе и дольше живут.

Вот еще 10 причин, почему читать книги полезно:

1. Чтение книг увеличивает словарный запас

Когда вы читаете произведения разных жанров, то сталкиваетесь со словами, которые обычно не используются в повседневной речи. Если какое-то слово вам незнакомо, совсем не обязательно искать в словаре его определение. Иногда о значении термина можно понять по содержанию. Чтение помогает не только в увеличении словарного запаса, но и повышает вашу общую грамотность.

2. Чтение помогает общаться с людьми

 

 

 

 

 

 

За счет чтения повышается не только грамотность, но и ваши речевые навыки — способность четко, ясно и красиво формулировать свои мысли. Уже после прочтения нескольких классических произведений в вас повысится талант рассказчика. Вы станете более интересным собеседником, производя особенно большое впечатление на тех людей, которые не читают вообще.

3. Чтение добавляет уверенности

Чтение книг делает нас более уверенными. Когда в разговоре мы демонстрируем высокую эрудицию и глубокое знание того или иного предмета, то невольно ведем себя более уверенно и собранно. А признание окружающими ваших познаний положительно сказывается на самооценке.

4. Чтение снижает стресс

В современном мире избавления от стресса — основная забота многих людей. Богатство и ритмика книжного текста имеет свойство успокаивать психику и освобождать организм от стресса. Особенно помогает в этом регулярное чтение перед сном.

5. Чтение развивает память и мышление

Одно из важных преимуществ чтения книг — это тот положительный эффект, который оно оказывает на наше мышление. При чтении мы больше рассуждаем, чтобы понять ту или иную идею произведения. Мы обычно представляем много деталей: персонажей, их одежду, окружающие предметы. Также необходимо помнить множество вещей, которые нужны для понимания произведения. Это тренирует память и логику.

 

6. Чтение защищает от болезни Альцгеймера

По данным научных исследований, чтение действительно защищает от заболеваний мозга. Когда вы читаете, активность мозга увеличивается и постоянно находится в тонусе, что улучшает его состояние.

7. Чтение делает моложе

Давно доказано, что организм человека стареет быстрее, когда стареет мозг. Чтение заставляет ваш мозг постоянно работать, в результате ваша старость отодвигается.

8. Чтение делает нас более творческими

Креативные люди могут генерировать сразу несколько отличных идей. Откуда их можно взять? Из книг. Читая произведение, вы можете почерпнуть оттуда массу идей, которые впоследствии воплотить в жизнь.

9. Чтение улучшает сон

 

 

 

 

 

 

Если вы систематически будете читать перед сном, то вскоре организм привыкнет к этому, и тогда чтение станет своеобразным сигналом для организма, который говорит о скором отходе ко сну. Таким образом, вы не только улучшите свой сон, но и утром будете чувствовать себя бодрее.

 

10. Чтение улучшает концентрацию

 

 

 

 

 

 

При чтении необходимо сконцентрироваться на содержании произведения, не отвлекаясь на посторонние предметы. Этот навык очень полезен при любой другой деятельности. Также чтение книг развивает объективность и способность принимать взвешенные решения.

По материалам интернет-сми